← на главную

Также читайте:



Выученная беспомощность. Часть 1

Выученная беспомощность. Часть 1
16.09.2009
Выученная беспомощность (learned helplessness) — особенность поведения, приобретаемая при систематическом негативном воздействии, избежать которого нельзя. Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя. Особенности исторического развития нашей страны и ее общественного уклада серьезно повлияли на менталитет нации, создав благоприятные условия для возникновения беспомощности у людей. Главными условиями воспитания беспомощности являются непредсказуемость, неконтролируемость событий и невозможность оказывать на них влияние.

Воспитанная беспомощность по-советски. А. Платонов «Котлован»

Все не так плохо, как кажется. Все гораздо хуже.

Билл Пресс

В день тридцатилетия личной жизни Вощеву дали расчет с небольшого механического завода, где он добывал средства для своего существования. В увольнительном документе ему написали, что он устраняется с производства вследствие роста слабосильности в нем и задумчивости среди общего темпа труда. Вощев взял на квартире вещи в мешок и вышел наружу, чтобы на воздухе лучше понять свое будущее. Он спустился по крошкам земли в овраг и лег там животом вниз, чтобы уснуть и расстаться с собою. Но для сна нужен был покой ума, доверчивость его к жизни, прощение прожитого горя, а Вощев лежал в сухом напряжении сознательности и не знал полезен ли он в мире или все без него благополучно обойдется? Из неизвестного места подул ветер, чтобы люди не задохнулись, и слабым голосом сомнения дала знать о своей службе пригородная собака. «Скучно собаке, она живет благодаря одному рождению, как и я». Вощев с сожалением открыл налившиеся влажной силой глаза. Ему снова предстояло жить и питаться, поэтому он пошел в завком — защищать свой ненужный труд.

— Администрация говорит, что ты стоял и думал среди производства, — сказали в завкоме. — О чем ты думал, товариш Вощев?
Я мог выдумать что-нибудь вроде счастья, а от душевного смысла улучшилась бы производительность.
Счастье произойдет от материализма, товарищ Вощев, а не от смысла. Мы тебя отстоять не можем, ты человек несознательный, а мы не желаем очутиться в хвосте масс. Если все мы сразу задумаемся, то кто действовать будет?
Без думы люди действуют бессмысленно! — произнес Вощев в размышлении. Он ушел из завкома без помощи.

«Все живет и терпит на свете, ничего не сознавая», — сказал Вощев близ дороги и встал, чтоб идти, окруженный всеобщим терпеливым существованием. До самого вечера молча ходил Вощев по городу, словно в ожидании, когда мир станет общеизвестен. Однако ему по-прежнему было неясно на свете, и он ощущал в темноте своего тела тихое место, где ничего не было, но ничто ничему не препятствовало начаться. Как заочно живущий, Вощев гулял мимо людей, чувствуя нарастающую силу горюющего ума и все более уединяясь в тесноте своей печали. За время сомнения в правильности жизни он редко ел спокойно, всегда чувствуя свою томящую душу. Но теперь он поел хладнокровно, и наиболее активный среди мастеровых, товарищ Сафронов, сообщил ему после питания, что, пожалуй, и Вощев теперь годится в труд, потому что люди нынче стали дороги, наравне с материалом. Вощев поглядел на людей и решил кое-как жить, раз они терпят и живут: он вместе с ними произошел и умрет в свое время неразлучно с людьми.

Теория выученной беспомощности

Выиграть нельзя. Остаться при своих нельзя. Нельзя даже выйти из игры

Теорема Гинзберга (Законы Мерфи)

Мартин Селигман в 1964 году, будучи молодым выпускником университета, сумел сделать наблюдение, которое заложило основу одной из самых известных психологических теорий, дающих объяснение неуверенности в себе и беспомощности. Идея эксперимента состояла в том, чтобы сформировать у собак условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого их, вслед за громким звуком, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока. Предполагалось, что спустя некоторое время собаки будут реагировать на звук также, как они раньше реагировали на электрошок — будут выскакивать из ящика и убегать. Но собаки этого не делали! Они не совершали элементарных действий, на которые способна буквально любая собака! Вместо того, чтобы выпрыгнуть из ящика, собаки ложились на пол и скулили, не совершая никаких попыток избежать неприятностей! Селигман предположил, что причина может состоять в том, что в ходе самого эксперимента собаки не имели физической возможности избежать электрошока — и привыкли к его неизбежности. Собаки научились беспомощности.

Селигман решил использовать павловскую схему для того, чтобы экспериментально изучить природу беспомощности, понять причины ее возникновения, и таким образом найти пути ее преодоления. Вместе с другим молодым аспирантом — Стивеном Майером — он разработал схему эксперимента, названного им триадным, предполагавшим участие трех групп животных. Вот как сам Селигман описывает схему этого эксперимента: «…Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, ее реакция имела значение. Шоковое устройство второй группы было „завязано“ на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала „завязанная“ с ней собака первой группы. Третья группа шока вообще не получала». Таким образом, две группы собак подвергались действию электрошока равной интесивности в равной степени, и абсолютно одинаковое время. Единственное различие состояло в том, что одни из них могли легко прекратить неприятное воздействие, другие же имели возможность убедиться в безрезультативности своих попыток как-то влиять на неприятности. С третьей группой собак ничего не делали. Это была контрольная группа.

После такого рода «тренировки» все три группы собак были помещены в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть, и таким образом избавиться от электрошока. Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать шок. Легко перепрыгивали барьер собаки контрольной группы. Собаки же с опытом неконтролируемости неприятностей жалобно скулили, метались по ящику, затем ложились на дно и поскуливая переносили удары током все большей и большей силы.

Из этого Селигман и его товарищ сделали вывод, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя. Беспомощность влияет на очень многие особенности жизни человека: на то, как он воспринимает мир, на то, какие цели перед собой ставит и каким образом стремится к их осуществлению, на отношение к своему здоровью и т.д. В конечном счете от степени беспомощности зависит не только успех в жизни, но и здоровье… Этот совершенно неожиданный факт заставил исследователей задуматься над тем, что из себя представляет альтернатива беспомощности? Что, какое качество делает людей более устойчивыми к неблагоприятным событиям? Позже Селигман назовет это качество оптимизмом.

Теория оптимизма

Пессимист видит трудности при любой возможности; оптимист в любой трудности видит возможность.

Уинстон Черчилль

Этот поразительный факт свидетельствовал, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а беспомощность, возможно, способна убивать… До определенного момента Селигман не видел объяснения этому. Но с течением времени решение было найдено. Это решение получило название «теории оптимизма». В соответствии с этой теорией, именно приобретенный в успешной «борьбе с реальностью» оптимизм служит причиной того, что временные непреодолимые трудности не снижают мотивации к активным действиям, точнее — снижают ее в меньшей степени, чем это происходит у «пессимистичных» персон, более склоннык к формированию выученной беспомощности. По мнению Селигмана, суть оптимизма состоит в особом способе атрибуции — особом стиле объяснения причин неудач или успехов.

Оптимистичные люди склонны приписывать неудачи случайному стечению обстоятельств, случившемуся в определенной узкой точке пространства в определенный момент времени. Успехи они обычно считают личной заслугой, и склонны рассматривать их как то, что случается всегда и почти везде. Например, жена, обнаружившая наличие давней связи ее мужа с лучшей подругой, демонстрирует оптимизм, если говорит себе: «Это случилось всего лишь несколько раз, давным-давно, и лишь потому, что сама я в то время была за границей» (локально во времени, локально в пространстве и по вине обстоятельств). Пессимистичным можно назвать мысли следующего характера: «Он никогда меня не любил, и наверное потихоньку изменял мне постоянно — ведь не случайно вокруг него так много симпатичных молоденьких студенток. Да и сама я уже стара, и вряд ли когда он меня так полюбит, как было в молодости» (неприятности распределены во времени, встречаются во многих точках пространства, происходят потому, что сам какой-то не такой). Именно через стиль атрибуции (приписывания) «просеивается» опыт беспомощности. В случае оптимистичной атрибуции, значение этого опыта преуменьшается, в случае пессимизма — преувеличивается.

Определив таким образом ключевые характеристики оптимизма, Селигман смог найти и очень надежный способ оценки степени присущего человеку оптимизма по его высказываниям, письмам, статьям, а также предложил специальный тест для оценки степени оптимизма/пессимизма. Это его открытие позволило провести ряд интересных экспериментов, показавших степень влияния оптимизма на политическую, профессиональную деятельность людей и — на жизнь целых стран. Теория набирает силу, если она оказывается способной дать предсказания событиям. Теория оптимизма оказалась способной к этому.

Учиться ответственности — учиться быть свободным

Цель психологии — сделать людей свободными

Ролло Мэй

У нас после распада СССР возникло новое общество, которое предъявляет к человеку иные, новые требования. В этом новом обществе ответственность за свою жизнь, за достижение успеха ложится на самого человека, что требует собственных усилий. Ожидание разрешения проблем кем-то извне, будь то государство, общество, предприятие, родители, родственники, оказывается непродуктивным. Чтобы человек научился принимать ответственность за свою жизнь на себя, ему нужно дать свободу — разрешить принимать свои собственные решения, даже если они кому-то не нравятся. Нужно дать ему возможность научиться доверять в первую очередь себе, слушать себя, тогда он сможет понять со временем, что ответственность за себя он несет исключительно самостоятельно. Ответственность — саморегулятор деятельности личности, показатель социальной и нравственной зрелости личности. Ответственность предполагает наличие у человека чувства долга и совести, умения осуществлять самоконтроль и самоуправление. Сделанный человеком выбор, принятое решение означают, что человек готов взять на себя всю полноту ответственности и даже за то, что он не смог предусмотреть. Неизбежность риска сделать «не то» или «не так», предполагает наличие у человека мужества, необходимого на всех этапах его деятельности: и при принятии решения, и в процессе его реализации, и, особенно в случае неудачи. Ответственность — это обратная сторона личной свободы. Одно без другого не бывает. Государство, родители, принимая ответственность за своих граждан, детей и делая выбор за них, лишает их личной свободы. И то, что они зачастую сами этого хотят, нисколько не оправдывает ни родителей ни государство.

Секрет счастья

Старый дедушка объясняет маленькому внуку, что такое жизнь:
СТАРИК: Видишь ли, жизнь — это постоянная борьба внутри тебя двух волков. Один волк олицетворяет собой страх, ненависть, зло, неприязнь. А второй волк олицетворяет любовь, уважение, доброту, радость.
ВНУК: А какой же волк в конце концов побеждает?
СТАРИК: Тот, которого ты кормишь…

Продолжение следует 21 сентября 2009 года

В статье использованы работы: Л. С. Выготского, З. Фрейда, А. Адлера, Ф. Виттельса, Э. Берна, К. Г. Юнга, С. Киркегора, Д. Карнеги, Б. Хубера, Р. Мэя, В. Савельева, Н. Ю. Маркиной, О. Сатова, Т. Н. Сибирцевой, Дили Еникеевой, А. С. Спиваковской, А. Бебеля, М. Лайтмана, О. К. Полукордене, Кристины Поле, Д. Циринг, Яны Лан.

Автор: И. Гринь, практический психолог
г. Киев



Интернет-журнал о здоровом образе жизни Sportzal.Com

Ваши комментарии (2) добавить ↓

  1. Замечательная статься, обязательно возьму данную тему для тренинга.
    Грамотно, четко, информативно… Спасибо!

    Бойченко НВ | Февраль 6, 2010 : 1:36 пп

  2. Тов. Гринь, у Вас потрясающие статьи. Я бы подписалась под каждым словом. Все доступно, оптимистично, с юмором …

    Кругликова Елена | Август 24, 2010 : 3:39 пп

Оставить комментарий